RU | EN

Государственный камерный хор Республики Татарстан

facebook Вконтакте Твиттер Инстаграм YouTube

«Казанские ведомости»: Миляуша Таминдарова: Какое счастье, что у меня есть музыка!

22 апреля 2010

интервью

Государственный камерный хор Татарстана, который возглавляет Миляуша Таминдарова, заявил о себе два года назад. Стилистика коллектива далека от академизма. В его репертуаре наравне с европейской, русской, татарской классикой мусульманские азаны, православные духовные песнопения, иудейские молитвы, «Свадьба Фигаро», эстрадные песни… И все это исполняется легко, красиво, артистично.

Представляем гостью. Миляуша Таминдарова выросла в музыкальной, творческой семье. Ее мама — заслуженная учительница РТ. У нее был прекрасный голос. А поэзию она преподавала в школе весьма необычно. Например, на уроке, посвященном творчеству Лермонтова, пела: «Белеет парус одинокий в тумане моря голубом…» У деда по отцовской линии был немыслимый по красоте голос. Тетя Миляуши Амировны Рашида Таминдарова — известная певица, солистка театра оперы и балета. А ее муж Саид Булатов работал директором театрального училища и главрежем Камаловского театра. С детства жизнь Миляуши была связана с музыкой. Музыкальная школа, училище, консерватория, стажировка в классе профессора Семена Казачкова. Она преподавала в пединституте и консерватории. Заслуженный деятель искусств РТ, лауреат престижных конкурсов, фестивалей, обладательница Гран-при международного хорового конкурса в Праге.

Про ночной клуб

— Понятно, когда исполнитель стремится стать солистом, но откуда у многих людей страсть петь в хоре?

— В этом есть что-то ритуальное, первобытное. Люди чувствуют это на подсознательном уровне. Петь в хоре — на самом деле сладостное чувство. Во время пения в гармонию приводятся не только эстетические, но и физиологические процессы: дыхание, звук… И когда вдруг ты делаешь это не один, а еще много людей дышат и поют с тобой в унисон — это такое наслаждение! К тому же пение — не просто абстрактная дыхательная гимнастика или аэробика. Ты дышишь в искусстве.

— Как в репертуаре вам удается соединить казалось бы несоединимые вещи?

— Сколько себя помню, всегда была «неформатной». В четвертом классе на уроке нас заставили петь «Песню маленького барабанщика». А в то время как раз появилась рок-опера «Иисус Христос — суперстар», которая произвела на меня огромное впечатление. Мне было даже как-то неловко. Тут ТАКОЕ, а с меня требуют «Маленького барабанщика»! Я, конечно, его спела, но не сдержалась и в финале выдала импровизацию на тему «Иисус Христос — суперстар». С тех пор у меня любовь ко всевозможным коллажам. Знаете, есть такие женщины, которые покупают кофточку, но никогда ее сразу не наденут. Они обязательно должны что-то добавить, что-то поменять: пуговицы перешить, воротничок переделать. Вот и у меня так с музыкой… Именно поэтому наш камерный хор поет не только в академических залах, но и в храмах, на улицах и даже в ночном клубе. Когда про наш концерт в ночном клубе узнали консерваторские музыканты, они чуть со стульев не попадали. А я считаю, что выступать на любых площадках — это мой гражданский долг.

— Как приняла высокое хоровое искусство клубная тусовка?

— Мы зашли в клуб в 10 вечера и вышли в 5 утра. Ощущение — ад на земле. Невменяемость зала и полная власть диджея над людьми. Это по-настоящему страшно. Но я согласилась побывать в этом аду лишь для того, чтобы ребята имели хоть один шанс услышать классику. Ведь к нам в концертный зал они не придут однозначно. Началось все с того, что диджей Арт предложил нам сделать совместную вечеринку «Ренессанс на Рождество». И мы подготовили музыку эпохи Возрождения: Орландо Лассо, Чесноков, Сен-Санс. Орландо Лассо, оказалось, так совпал с форматом ночного клуба и вписался в него, будто много веков назад специально писал клубную музыку. Это был самый большой триумф нашего хора. Мы готовы к таким смелым экспериментам. Уже сделали совместный номер с Салаватом Фатхетдиновым. Получилось очень интересно. Хочется продолжать сотрудничество с эстрадными певцами, диджеями, исполнителями народных песен. Мы постоянно ругаем, критикуем татарскую эстраду, татарских композиторов. А их ругать не надо. Их петь надо. С ними нужно разговаривать, находить общий язык, подсказывать, что и как надо поправить в их произведениях, чтобы они доходили до своей публики.

Про хоровой театр

— Завтра, 23 апреля, в БКЗ ваш хор представляет новую программу «Встреча на Эльбе», посвященную Великой Победе…

— Идею я вынашивала почти год. Эта тема близка мне лично. Мои родители — фронтовики. Мама со второго курса университета добровольцем ушла на фронт с томиком Гете. Представляете, с Гете воевать против немцев! Но в этом вся моя мама, которая писала в своем дневнике: «Боже мой, какое счастье, завтра я снова пойду в Ленинку!» Интересно, сейчас кто-нибудь испытывает счастье от предстоящего визита в библиотеку? Именно мама стала прототипом известного рассказа Амирхана Еники «Кем жырлады?» Это реальная история. На фронте, проходя мимо блиндажа, он вдруг услышал, что кто-то поет татарскую песню. Ее пела круглолицая рыжеволосая с длинными косищами девушка. Это была мама!

— «Встреча на Эльбе» тоже экспериментальная программа?

— Этот концерт не только для ветеранов, скорее для молодых. Молодежь должна узнать, что такое война. Очень хотелось избежать штампов. Поэтому, помимо традиционных «Смуглянки» и «Землянки», мы покажем другую музыку, другие жанры. Например, танец двух раненых перебинтованных солдат, поставленный Наилем Ибрагимовым на музыку группы «Пятница». Получился сокрушительный по своей пронзительности номер. А рядом — классическое адажио. Для меня встреча на Эльбе не просто историко-географическое событие. Если у войны и был какой-то смысл, то в том, что война оставила нам мир, в котором мы должны научиться жить вместе, любя и понимая друг друга. Наш концерт — доказательство этого. Мы все работаем в разных жанрах, так не похожи друг на друга, но поем и танцуем в одном ладу. И «лад» здесь не музыкальный термин, а наше внутреннее чувство.

— Значит, получается не просто концерт, а хоровой театр…

— Конечно, это театр. Мы к этому стремимся. Мне очень нравятся результаты. Огромное спасибо артистам хора. Их труд низкооплачиваемый, но они верят мне и идут за мной. Конечно, много талантливых ребят уходят в другие коллективы, уезжают в другие города. Это их жизнь и выбор. Но когда кто-то уезжает, одна половинка моего сердца разрывается от того, что хор теряет великолепный голос, а другая половинка радуется, что у человека появилась перспектива роста. Потому что здесь, в хоре, он, к сожалению, не может зарабатывать столько, чтобы достойно содержать семью, детей. Это большая проблема. В других коллективах, например в камерном хоре Минина, зарплата на порядок выше. При этом я официально заявляю, что наши ребята поют не хуже.

Про хористов

— Кого вы берете в свой хор?

— Беру всех, у кого есть голос. У меня поют и народники, и даже баянист. Его выгнали из консерватории за неуспеваемость. Но у него редкий по красоте бас. Сейчас он говорит: «Миляуша Амировна, какое счастье, что я плохо играл на баяне! Иначе никогда бы не пел хорошо в хоре…» Я вожусь с этими талантливыми двоечниками и счастлива, когда они достигают успехов. Стою за своих артистов горой и готова биться за них до последнего. Это настоящие трудяги, подвижники, и я ненавижу, когда их презрительно называют «хорье».

Про гаишников

— А каждого ли можно научить петь?

— Если правильно подойти, то да. У меня есть хор сотрудников ГИБДД. Я их просто обожаю! МВД Татарстана проводит конкурс хоров всех служб министерства. У него поют и следователи, и охранники, и гаишники. Однажды представители ГИБДД пришли ко мне и предложили подготовить их ребят к выступлению. Они простые мужики, которые стоят на улицах в любую погоду, и вдруг их заставили петь… Сначала это был тихий ужас. Если бы снимали на камеру первое прослушивание, получилась бы самая мировая комедия… Я просила их спеть «В лесу родилась елочка». Кто-то дисциплинированно мучился и пел. А кто-то попросил: «Миляуша Амировна, я уже старый для сцены, отпустите меня, пожалуйста…» Отпустила, конечно, насильно никого петь не заставишь, хотя голос у него был хороший. С теми, кто остался, работаем до сих пор. В результате на конкурсе конкурентов у нас не было. Мои ребята пели романс «Я вас любил», народную «Во кузнице», хит «Почему так в России березы шумят».

— Хором романсы?!

— И так трогательно, так искренне! Я вообще хочу предложить ГИБДД совместный проект — наш профессиональный камерный хор и их хор. Будет интересно. В этих мужчинах есть такое обаяние, такая подлинность, такая мощь голосов, что сразу покоряет зрителей.

Про юбилей

— Миляуша Амировна, 13 мая у вас юбилей. Подготовили себе необычный подарок?

— Да, в этот день я представлю на сцене БКЗ свой первый диск «Мой серебряный полувек» и концерт, собранный по своим заявкам. В нем примут участие, кроме нашего хора, хор ГИБДД, джазовое трио «Джайв», пианист Артур Абашев, композитор Виталий Харисов и много других талантливых людей, встречи с которыми подарила мне судьба. Например, Виталий Харисов для нашего хора написал на стихи Марины Цветаевой кантату-элегию «Душа». Я серьезно говорю — это шедевр. Когда мы исполняем ее, даже мужчины плачут. Завершается кантата словами Цветаевой: «Не задушена вашими тушами — душа».

«Полтинник» — классный возраст! Когда ты уже практически все в жизни понимаешь, но у тебя есть силы, желание что-то сделать, реализовывать свои идеи. Мое средство Макропулоса — музыка и молодые талантливые люди, творящие ее. Всегда думаю: «Господи, какое счастье, что у меня есть музыка!»

КСТАТИ. В камерном хоре 32 артиста с великолепными голосами. Молодой коллектив с успехом выступил в нескольких хоровых ассамблеях, на Свияжском фестивале духовной музыки, посвященном памяти Федора Шаляпина, Шаляпинском фестивале. Активно гастролирует по городам Татарстана и России.

Ольга ИВАНЫЧЕВА
Выпуск № 58 «Казанские ведомости»

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2008–2018 Государственный камерный хор Республики Татарстан. Все права защищены. v.27
Authorization