RU | EN

Государственный камерный хор Республики Татарстан

facebook Вконтакте Твиттер Инстаграм YouTube

Татьяна ДУГИЛЬ: АЛЛИЛУЙЯ ЛЮБВИ!

21 ноября 2014

Пресса

Культура — мир необозримый

Государственный камерный хор Республики Татарстан под управлением Миляуши Таминдаровой потратил миллион рублей, чтобы приехать в Крым. Да-да, уважаемый читатель, вы правильно поняли: потратил, а не заработал миллион на гастролях в новом федеральном округе России. Ибо ехал не «чёсом» заниматься, как эстрадные дивы в разгар «высокого сезона», а меценатствовать в старинном, правильном значении этого слова. И вёз то, чем больше всего хотел поделиться с новоиспеченными гражданами Российской Федерации, что никакими деньгами не измеряется, — всепоглощающую любовь к нашей общей необъятной Родине.

Визит этот стал творческим ответом на прошедшие в Татарстане в начале октября гастроли артистов Крымской филармонии — камерного хора «Таврический благовест». Гости выступили во время богослужения в кафедральном Свято-Владимирском соборе Херсонеса, которое прошло в честь возвращения в Крым Севастопольского списка Казанской иконы Божией Матери. А также представили жителям Евпатории и Симферополя программу «Любимые песни о главном».
И весьма обидно, что в погожий, хрустально-прозрачный ранний ноябрьский вечер в той же Евпатории нашлось не столь уж много желающих принять этот щедрый, от сердца, дар. Среди публики, заполнившей партер театра им. А. С. Пушкина, я, например, к великому своему сожалению, не увидела ни одного (!) из преподавателей Евпаторийской ДШИ, не говоря уж об её учениках-старшеклассниках. Когорту же известных в городе музыкантов и вокалистов представлял лишь дирижёр оркестра ансамбля «Хайтарма» Рефат Аширов.

А жаль. Той же школе искусств было, что послушать, чему поучиться. Ибо продемонстрировали замечательные гости культуру пения, какую вряд ли в разных Европах сыщешь. Залихватскую российскую ширь-мощь, в которой, тем не менее, полновесно точно звучит каждая нота, четко слышно каждое слово. Силу единства звука, музыки, слова, голоса, света, жестов, что неизменно наполняет душу неописуемыми и неповторимыми эмоциями. Культуру не кричания-шипения в микрофон, а истинного высшего пилотажа многоголосия, пения a capella (без сопровождения)…

Ваш корреспондент, уважаемые читатели, — весьма искушенный зритель. Но скажу, как на духу: давно таких эмоций, такого неудержимого восторга не испытывала. В программе «Любимые песни о главном» — не было ни одного «проходного» номера, каждый пробирал до озноба, до вскипающих светлых слёз. Невероятное попурри из 50 (!) самых любимых советских песен, вся история Страны Советов. «Ноктюрн» — шедевр Арно Бабаджаняна и Роберта Рождественского, «Как молоды мы были» — вершина Александры Пахмутовой и Николая Добронравова, «Конь» Игоря Матвиенко — вещь, которую всегда хочется слушать взахлёб и не по одному разу, «Звёздочка моя ясная…». Это было по-настоящему хорошо! Юные вдохновенные лица. Штучные голоса солистов — Галии Газизлвлй, Дениса Денисова, Айнура Касимова, Аркадия Гордеева, Ивана Шонина, Алексея Шадварина. Живые, не «фанерно-минусовочные» рояль Андрея Руденко и труба Романа Мударисова. И, как объединяющее начало, задающее тон всему этому великолепию, — невероятный артистизм, кураж руководителя хора Миляуши Таминдаровой. Заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан, доцента Казанской государственной консерватории им. Н. Жиганова, известной в Казани певицы, на фестивале в Чехии удостоенной специального приза «За выдающиеся дирижерские способности». Яркого, выразительного собеседника.

— Миляуша, вы — и хормейстер, вы — и солистка… И швец, и на дуде игрец?

— Совершенно верно! Так же, как, впрочем, и все в нашем коллективе. По моему глубокому убеждению, настоящий хор — это общность людей, обладающих всеми музыкальными талантами. Я хочу переломить стереотип, по которому считается, что в хор идет только тот, кто не годится на любой другой факультет консерватории…

— Ну-у… Это ж в корне неверный стереотип!

— Конечно! Для меня хор — это собрание… высокое собрание солистов. Людей, которые владеют вокалом в совершенстве, но умеют слышать не только себя, но и коллег. Мне, руководителю оперной студии при консерватории, особый повод для гордости-то, что в «недрах» нашего хора выросли, являются выходцами из него такие блистательные солисты, как Алексей Тихомиров (сейчас он солист «Геликон-опера»), Айгерим Сейтмуратова — первые уроки я давала ей в студии, а сейчас — это звезда, солистка Мюнхенской оперы. Под моим личным руководством Аида Гарифуллина выиграла на вокальном конкурсе Operalia у Пласидо Доминго. Я курировала её там, а сейчас моя подопечная — уже солистка Венской оперы, исполнительница мирового масштаба…

— Ого, как серьезно!

— Представьте себе! И получается это благодаря тому, что система координат у нас — особая, а планка требований к уровню — высоко поднята. Мы ставим перед собой четкие цели и к ним стремимся. Я абсолютно убеждена, что артист хора обязан быть артистом в самом объемном смысле этого слова. Он должен быть универсальным вокалистом, он должен быть сольфеджистом, должен обладать исключительным гармоническим слухом, он должен быть стилистом и интерпретатором музыки. Каждый в отдельности! Только в таком случае получится полноценный хор. А наш хор сейчас демонстрирует такое изобилие солистов, что я не знаю даже, какой хор сейчас может похвастаться этим! Уж, конечно, не хор Турецкого…

— …А ведь публика сравнивала ваших ребят с этим коллективом! И не в пользу хора Турецкого…

— Спасибо вам за комплимент. Но хор Турецкого изначально — не хор. Это девять, насколько я помню, талантливых солистов, однако, обратите внимание, ни один из них свою яркую индивидуальность не выражает в общем многоголосии хорового ансамбля…

— Голоса не перетекают один — в другой, как в вашем коллективе?

— Вот именно. А у нас это получается, в первую очередь, благодаря нашему уникальному педагогу-вокалисту, который закладывает в каждого из ребят очень правильный музыкальный вектор — буквально в кровь и плоть, естественный, как дыхание. Венера Федотова — моя давняя подруга, моя одноклассница. Она много лет работает и в ДШИ, из деток вырастила очень-очень много лауреатов. И именно с ней мы осуществляем дуальное, двойное руководство хором. Потому что я считаю: когда одна голая музыкальность, не подтвержденная грамотными вокальными основами, это всё — кандидаты околомузыкальных наук. Профессиональный вокал должен стоять во главе угла. У нас красивых, умных и разнообразно талантливых детей — очень много. И владеющих ремеслом — очень много. А вот когда всё это вкупе складывается в определенную серьёзную систему, мне кажется, это и даёт серьёзный результат.

— Уж кого-кого, а ремесленников от искусства я среди ваших ребят не увидела! Они поют естественно и легко, как птицы в природе…

— Но за всем этим профессионализмом стоит тягчайшая работа именно над вокальной техникой! Ремесло не в ругательном смысле этого слова. Искусство ведь возникает именно из доведенного до отточенного совершенства ремесла! Многие хоровики говорят правильные речи об артистизме, о постановке пластики, об эмоциях, Нет ни одного, который бы сказал: «Пойте невыразительно!» Но результаты-то — у всех разные! А потому что в большинстве случаев мы плохо всматриваемся в то, как технически обеспечить ту или иную — и ноту, и эмоцию. В большинстве консерваторий очень слабо поставлена (а порой и вовсе руки у преподавателя до нее не доходят!) — работа по чистой технике звука. Вопросы эти остается где-то… От музыканта требуют беглости, виртуозности. Вокалисту твердят: следи, чтобы резонаторы были прижаты. А что такое эти резонаторы, для чего они, как именно учиться пользоваться этими резонаторами, чтобы спеть любую эмоцию, — это всё такая большая школа! Принцип «синтез эмоций — разбираемый в системе обучения» — я считаю, что в нем и заключается «изюминка» «Секрет» нашего хора, квинтэссенция нашего индивидуального направления.

— Вы впервые выступали в Крыму?

— Да. Я лично вообще впервые оказалась на полуострове. Очень жаль, что довелось к вам приехать не в «высокий сезон», а вот так, в середине ноября. Летом, наверное, и публики было бы побольше…

— Да вам вообще при аншлагах выступать надо!

— Спасибо, конечно! Но я так скажу: недостаток зрителей — закономерность. Нам, хоровикам, не стоит обижаться на публику, которая не идет на хоровые концерты. Мы виноваты перед ней. Виноваты своей формальностью. отношением. Знаете я, всей своей сутью артистической (готовьтесь, сейчас скажу сильное слово!), я — не-на-ви-жу формальное, пресное хоровое искусство! Меня от таких хоров тошнит! Что это за искусство, которое не затрагивает в человеке никаких струнок, которое не привлекает?.. Да мы должны захватить публику, каждого человека, взять его почти в прямом смысле за горло (то есть — петь так, чтобы у слушателя дыхание перехватывало и ком в горле вставал!) — и притащить в свой зал, на свой концерт! Хор сегодня — это политическое оружие! Это рупор политический, если хотите! И мы просто обязаны сейчас завоевать публику! Потому что в нас нуждается государство! В нас нуждается политика! В нас нуждается идеология! Которые никто не отменял. Кто способен выразить эту актуальную ныне общность — «россияне», кто это может спеть? Только хор!

Сейчас по всей России построено или открыто вновь огромное количество церквей, во многих из них созданы хоровые коллективы. Но даже там, в храмах, перед Господом хор зачастую остается чем-то формальным! Нет, к сожалению, в певчих той нужной благоговейности, что способна захватить человека, вовлечь его в общность других людей. И когда видишь вот это служебное отношения — руки в отчаянии опускаются. Хор ведь что должен делать? Привлекать, звать в целое! В храм ли, на праздник советской песни ли, на День Победы… Я, например, горжусь, что 9 мая мы с ребятами, камерный хор, собрали своим попурри из 50 советских песен в Казани аудиторию в пять тысяч человек! Я была по-настоящему счастлива! Я испытала такую любовь к Родине, какой никогда в жизни не испытывала! И именно его, это чувство огромное мы везли в Крым.

— И делились им щедро даже в маленьком, неполном зале…

— Конечно! Даже если два, три человека в зале — мы всегда работаем на полную катушку! Пусть немного зрителей будет, но эти люди запомнят, что мои ребята — действительно шикарный хор, что это интереснейший, перспективный жанр, что на этих концертах никогда нет и не будет пошлости, формализма, равнодушия! Никогда! Я за это отвечаю.

…Что ж, не случайно звучало после каждого номера — «Браво!», рвущееся из души, а в финале — овации стоя, да такие, что казалось — аншлаг в старинном, много чего видавшем и кого слыхавшем театре. Настоящую «Аллилуйю любви!» исполнили россияне Крыму.

Татьяна ДУГИЛЬ.

Сайт создан Volin&Petrova - создание сайтов и хостинг.

© 2008–2018 Государственный камерный хор Республики Татарстан. Все права защищены. v.27
Authorization